Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:43 

Белая дорога, гл. 1

Emrys
I do not suffer from insanity - I enjoy every minute of it!
Я решила все-таки одновременно заняться и вторым романом. Он мне тоже давно покоя не дает. Это первая глава - поэтому мне очень важно знать, что вы можете сказать о мире, о сюжете, атмосфере, героях и т.д. Я знаю, что есть некоторые корреляции с Эликсиром, но это у меня везде мировые проблемы поднимаются. :) Сюжет будет другой совсем. Главный герой будет списан с Ритика, но он появится в полной красе не сразу.
Предупреждение - текст не отбечен.

Название: Белая дорога

Автор: Эмрис

Рейтинг: R

Жанр: фэнтази, роман

Аннотация: Можно ли изменить мир без насилия? Какие тайны хранит Земля?
Молодые волшебники решают отнюдь не детские задачи, невольно оказавшись в самом эпицентре борьбы между двумя протиположными взглядами на современную цивилизацию. Смогут ли они найти в этой борьбе самих себя или, наоборот, потеряют себя в очаровании тьмы? Может ли любовь повлиять на мировую историю?


Глава 1. Ловушка

Ванадис

Каждому приходится чем-то жертвовать. Для кого-то это средство достигнуть желаемого, для кого-то – просто выжить. Но побери их вся цепочка ученической преемственности, начиная с Талиесина и заканчивая Тарикатом, если жертва сейчас не становится чересчур большой!
Ванадис ругалась не по-детски, унося ноги так быстро, что будь она в другом месте, вся школа подняла бы ее на смех. Силовые линии вспыхивали одна за другой настолько стремительно, что девушка едва могла сохранять концентрацию. Но с каждым перемещением она оказывалась все дальше от них.
Еще немного.
Здесь!
Пространство качнулось вокруг, мир сгустился красками, концентрируясь резким объемом и словно обволакивая тело тягучей массой. Что-то грязно-серое стремительно приближалось к глазам. Ванадис привычно расслабила тело, группируясь для безболезненного падения. Удар о твердую поверхность, по щеке царапнуло холодом...
Отвратительный скрежет, будто о стекло, прервался потоком брани. Звучала она очень странно, но девушка вовремя вспомнила, что адекватно русские ругательства не переводятся ни на один европейский язык. По крайней мере, так утверждал их русский наставник, и уж кому-кому, а Орлану можно было верить на все сто.
– Пардон, – буркнула Ванадис, вскакивая на ноги и бесцеремонно перепрыгивая через распростертое на льду мужское тело.
Теперь – просто бежать. И больше не светиться в энергетическом поле. Ни в коем случае!
Юная фигуристка, выделывающая замысловатую фигуру, в последний момент удержалась от столкновения, падая на пятую точку. Чья-то партнерша приземлилась в полуметре от Ванадис, невольно вовлекая ее в кружение. Милочка, полегче, женщинам танцевать в паре вредно для либидо! Резко оттолкнув спортсменку и даже не проверив, насколько мягким было приземление той на лед, Ванадис метнулась с ледовой площадки, прыгая через заграждение арены. Пусть терпят, все для их же собственного блага.
– Милый костюмчик! – с улыбкой бросил ей вслед темноволосый парень.
В этом месте мало кого можно было удивить внешним видом, хотя Ванадис была уверена – вряд ли за всю историю знаменитого высокогорного стадиона «Медео» кто-то наблюдал здесь фигуристов, обвешанных побрякушками, в зеленых туниках и средневековых плащах. И, главное, без коньков.
Так или иначе, но ставший уже символом Алма-Аты прекрасный каток являлся отличным ориентиром для поиска Места Силы – не пропустить даже при великом желании.
– Эй, дамочка! Стоять!
Нагло игнорируя оклики работников стадиона, нарушительница общественного покоя уверенно покинула арену и побежала дальше, в горы. И почему столь любимую всеми лестницу на внушительную плотину против сели называют «Лестницей здоровья»? Вот по камням бы полазали регулярно, тогда можно говорить и о здоровье.
Быстрее! Наверх! И еще быстрее – забыть только что пережитые ужасы.
Ванадис понимала, что лишь вечная подстраховка Рандира, отправившего с ней своего боевого духа, спасла ее от растерзания. Сердце злостно билось в груди, в то время как онемевшие пальцы продолжали хвататься за уступы скалы. «Человек всегда сильнее духа, потому что он человек». Пусть лучше наставник сам не забудет сию простую истину. Ветер нещадно терзал лицо, когда девушка вскарабкалась на высокий каменный уступ.
Место Силы! Где же, Гвинн Ап Нудд их подери, Орлан и Террел? Успели уйти?
Холодный ветер обжигал лицо, вырывал пряди русых волос из-под капюшона, иссушал плотно сжатые губы. Серая вечерняя дымка уже затмевала красоту великолепного спортивного комплекса, не был виден и город в долине, столь оживленный, столь отвратительный. Зачем они вообще пришли сюда, ради кого – преступников, отвернувшихся от матери-Земли? Но Ванадис отдавала себе отчет в том, что такие мысли вели прямиком в ряды Дхармараджа. Нет, даже называть его так не хотелось. Тоже мне, оплот справедливости!
Утерев пот со лба, Ванадис быстро огляделась. В энергетическом куполе еще просматривались легкие вспышки, но битва уже была проиграна. С такой мощью молодая волшебница не сталкивалась никогда в жизни. Их готовили к этому, да, но она никак не ожидала, что придется столкнуться с суровыми реалиями так быстро, именно ей, а не кому-то еще. Возможно, сюда пожаловал даже сам треклятый Темный Лорд!
Тело вдруг пронзил стремительный энергетический поток. Все! Она на месте! Теперь вам меня не достать, жалкие псы тьмы!
Забравшись на выдающийся вперед выступ скалы, Ванадис нашла область сильнейшего выхода энергии, подходящего для перемещений на дальние дистанции. Сконцентрировалась и почувствовала, как сознание привычно расширяется и настраивается на энергетическую структуру пространства. Силовые линии ощущались все весомей, плотнее. Словно яркие трасы, они вели на запад. Домой. Тело уже не казалось плотной материей, оно будто втекало в искрящийся энергетический поток. Осознание конечной точки путешествия, стремительное движение и будто ослепительный взрыв…
Когда глаза настроились на привычное виденье, Ванадис попыталась сесть, но физическая оболочка отказывалась слушаться. Волшебница заставила себя расслабиться, взгляд скользнул по хрустальному потолку. Все хорошо. Все закончилось! Надо поверить в это… Глубоко вдохнула... К ней уже со всех ног мчался Рандир, где-то далеко в коридоре показались Бруно и Флора.
– Ванадис, это была ловушка! – лицо ее лучшего друга, как всегда, отражало малейшие эмоциональные порывы.
– Мне не верилось с самого начала. Какого лешего ему Алма-Ата? – пробормотала девушка, выдавив слабую улыбку. – На общем фоне там чуть ли не природный рай.
– Хорошо, что учитель Тарикат остался здесь!
Рандир склонился над подругой, его ладонь показалась теплой, даже огненной. Ванадис встретила взгляд голубых глаз, ясных, как безоблачное небо, и на миг ей показалось, что она уловила всю палитру чувств молодого эмпата – он не был в битве, но разделил ее болезненное послевкусие, щедро приправленное собственной тревогой. Символ солнца на лбу волшебника сиял вызывающе и яростно.
– Где наставник? – озабоченно прибавил маг, помогая девушке подняться на ноги. – И Террел еще не появился.
– Надеюсь, с ними все в порядке, – нахмурилась Ванадис, отстраняясь от друга. – Мы разделились, когда...
Договорить ей не дали подскочившие Бруно и Флора, бесцеремонно схватив подругу в охапку.
– Да-да, я вас тоже люблю, – выдохнула волшебница, без радости, почти холодно. Кошмар отступал постепенно, быть может, потому что не хотелось это забывать. Она запомнит на всю жизнь… – Бруно, ты раздавишь мне ребра!
Пространство вдруг пронзила тонкая вибрация, острая, как сирена, стремительно становясь все мощнее и явственней. Через миг рядом с молодыми людьми стоял наставник Александр.

Александр

Хрустальные стены сверкали холодно и слишком ярко – он надеялся, что это были именно они, – тело качнулось вперед. Синие глаза Ванадис, расширившиеся и бездонные, чьи-то уверенные руки, остановившие падение... И теплые волны энергии от целительных ладоней…
– Наставник! Орлан! Наставник Александр!
Это они, его ребята. Значит, получилось. Он выжил. Выжил…
– Ванадис… Террел… – простонал маг, заставляя повиноваться веки, ставшие вдруг столь тяжелыми, будто плиты Стоунхенджа легли на них своей непреодолимой, древней мощью.
– Со мной все в порядке, наставник, – мелодичный голос волшебницы отражал в себе лишь заботу и теплоту.
Пытается скрыть эмоции, девочка. Она жива!
– Не трать энергию, Ванадис. – То, что ему самому было так, мягко говоря, хреново, не должно стать помехой, он отвечает за нее. Губы уже слушались, и это хорошо. – У тебя сейчас момент эмоциональной уязвимости. Найдите Тариката.
Кажется, на ногах он все-таки держаться смог. Да, он выжил!
– Флора, ты целитель от Бога. – Улыбнулся через силу, хотя знал, что они видят, насколько вымучена эта улыбка. – Спасибо, ребята. А где Террел?
На миг в воздухе повисла болезненная тишина, прерванная ледяным шоком осознания.
– Наставник…
Александр заставил себя встретить взгляд ученицы, – вся боль и ярость сражения, смертельная опасность будто сжались в фотон, стремительно проносясь между волшебниками, застывшими в молчаливом понимании. Он побледнел, она тоже.
– Террел, – выдохнул Рандир.
Маг перевел взгляд на бледное от природы лицо эмпата, обрамленное платиной волос. Рыжий Бруно сглотнул. Флора охнула.
– Я отправил его сюда, прикрывал его…
Пространство сжалось, словно дуги арбалета, и через миг рядом с магами стоял Тарикат. Как всегда, в присутствии главы «Стоунхенджа» энергетические вибрации переключились на самый высокий, едва уловимый сознанием тон.
– Учитель! – хором воскликнули ребята.
Александр вовремя спохватился и, подобно остальным, в приветственном жесте коснулся лба.
– Оставьте формальности, – тихо отозвался старик.
Его высокая, мускулистая фигура сгорбилась, обычно безмятежное лицо прорезали глубокие морщины.
Тарикат положил ладонь на лоб Ванадис, туда, где пылал знак солнца, и Александр с облегчением почувствовал, как светлеет ее аура, отпускает напряжение, уходит боль. Лицо Рандира прояснилось, и маг ободряюще сжал плечо ученика, зная, что самый чувствительный на свете эмпат ощущает абсолютно все, малейшие изменения состояния.
– Я сочувствую вашей потере. Террел появился в вашей группе недавно и не успел стать близким другом, но он любил вас всех, – одновременно мягко и уверенно промолвил Тарикат, так, как мог только он. И лишь в этот момент Александр до конца понял, что его ученик действительно погиб. Понял, но не хотел принимать. Другие волшебники, да, могли геройски умереть, но никогда еще никто из его группы… – Сохраняйте безупречность, мои дорогие. Наша сила настолько же велика, насколько крепок наш дух. – Тарикат повернулся к ребятам: – Отправляйтесь в зал для медитаций, я должен поговорить с вашим наставником.
Почтительно коснувшись лба, юные волшебники поспешили к лестнице. Ванадис на миг обернулась, и Александр кивнул ей, давая понять, что он не просто рад из-за того, что она осталась жива, он горд за нее саму, за ту сильную волшебницу, в которую за последние годы превратилась талантливая девочка-ученица.
– Орлан, нам нужно поговорить с глазу на глаз. Покинем школу.
Через миг учитель и ученик стояли на мартовском лугу перед высокой хрустальной башней, доступной лишь для глаз избранных, – школой «Стоунхендж», ашрамом Тариката. Время экскурсий уже закончилось, и никто не видел, как двое мужчин прошли к древнему строению, возле которого располагалась величественная обитель.
– Расчет Эрлик-Хана был почти точным, – начал старый маг. – Я действительно собирался отправиться с вами, и если бы меня не отвлек Фаридун…
– Да, им очень ловко удалось организовать утечку информации про полное уничтожение города, – согласился Александр, проводя рукой по коротким темным волосам. – Он хочет убить вас, учитель.
Тарикат согласно кивнул. Седые волосы оттеняли загорелое лицо, украшенное крючковатым носом, что делало волшебника похожим на мудрую белую сову с опаловым опереньем на груди.
– Причины его желания очевидны. Но…
– Что? – уточнил маг, когда учитель запнулся на полуслове и так и не продолжил фразы.
Тарикат повел плечами и, сильнее закутавшись в синий плащ, молча дошел до ближайшего менгира, потом быстро вернулся назад.
– Ученика терять тяжело, ты это уже понял, Александр. Смерть Террела еще долго не оставит твои мысли, будь к этому готов. Ты наставник для них, а когда станешь учителем – а ты непременно станешь, – тогда любое твое действие будет оставлять куда более глубокий след в юных душах.
Ледяная рука сжала сердце. Почему Тарикат вдруг вспомнил это?
– Вы имеете в виду то, что я ушел тогда…
– Нет, это связано не с тобой.
Ему показалось, или учитель действительно вздохнул, тяжело и горестно, будто отгоняя этим тягостные воспоминания?
– Я говорю сейчас о себе. Еще тяжелее бывает тогда, когда ученик уходит в лагерь врага. – Александр удивленно поймал глубокий взгляд старика, и его глаза расширились. – Да, Эрлик-Хан был когда-то моим учеником. Его звали Хришикеш Эрлик, в его жилах текла удивительная смесь крови индийских брахманов и бурятских шаманов – очень, очень древние магические роды. После того, как он пошел по темной дороге, его жена – англичанка, кстати, они познакомились здесь, в «Стоунхендже», – скрылась в Гималаях, и с тех пор я о ней не слышал.
Не в силах вымолвить и слова, Александр потрясенно смотрел на учителя.
– Но Хришикеш погиб. От моей руки. Он погиб, я нисколько в этом не сомневаюсь, – Тарикат продолжил свой путь от менгира к менгиру. Казалось, все это он говорит самому себе. – Вот только очень быстро Темный Лорд воскрес, и наши шпионы уверяют, что его все так же зовут Эрлик-Хан.
– Его называют и Дхармарадж, – нахмурившись, прибавил Александр.
– Правильно! – воскликнул Тарикат, вновь застывая перед учеником. – В этом все и дело! Изменилось не только имя, но и характер атак, стратегия – за два года мы с уверенностью можем это утверждать. Как будто место Темного Лорда занял совсем другой человек.
– Наверное, не стоит отмечать, что Дхармарадж и Эрлик-Хан – это разные имена владыки нижнего мира, бога смерти?
– Именно так, – подтвердил старый маг, его темные глаза горели. – Потому меня мучают сомнения. Нам надо выяснить, кто он. И это будет нашей первоочередной задачей. Неистребляемых Темных Лордов нам совсем не требуется, не такой наша эпоха должна запомниться в умах грядущих поколений.
Александр понимающе покивал, задумчиво потирая подбородок.
– Зашлем шпионов? Но…
Тарикат положил руку на плечо ученика, зная, что тот хочет возразить.
– Ты прав, в последнее время это малоэффективно. Нет, мы должны предпринять решительный ход сами. Атаковать его, пока он еще набирает силы. Мы нападем на его обитель в Гималаях и освободим то место, где раньше находился ашрам магов.
Величественный закат объял Стоунхендж, и в трепетных лучах вечернего солнца Орлан почувствовал отчетливо и ясно, что похоронный обряд Террела будет не последним, он лишь откроет цепочку прощаний в стенах древней обители волшебников.
– А сейчас я прошу тебя о другом, Александр. Ты был совсем близко от Эрлик-Хана. Воспроизведи для меня его энергетические вибрации, насколько сможешь. Возможно, так мы приблизимся к ответу на вопрос, Хришикеш ли это. Врагов нужно знать лучше, чем они знают сами себя. Только тогда можно легко их победить.

Ванадис

Думать не хотелось, мозг и так был перегружен страшными воспоминаниями неравной битвы, из которой она едва выбралась. Ванадис устало прислонилась к прозрачной стене. Хрустальные переливы играли на лицах друзей, создавая волшебный калейдоскоп разноцветных искр. И так приятно было полуприкрыть глаза, отдаваясь волшебству покоя и незыблемости на первый взгляд хрупкой обители.
– Он был там? – неожиданно спросила Флора, отворачиваясь от серебристых брызг фонтана.
Кто?
– Дхарм… Эрлик-Хан?
Нет, как бы ни звали Темного Лорда – Дхармарадж или же Эрлик-Хан, – на владыку нижнего мира этот злодей никак не походил!
– Был, – сухо подтвердила волшебница. – Но Террел погиб не от его руки. Я едва уловила его присутствие. Орлан нас прикрыл, я ушла первой, а Террел, должно быть, просто не успел добраться до Места Силы…
На миг Ванадис показалось, что пространство исказило знакомое темное ощущение, но она его решительно отогнала.
– Нас ожидает долгий путь в этой войне, – тихо сказал Рандир. – Ушедшие от нас уже в лучшем мире, а нам предстоит изменять к лучшему этот.
Друг был прав. Но почему же такая пустота внутри, еще хуже, чем боль и сочувствие? Террел был так молод, лишь пару лет назад окончил школу. И талантлив – отличный кандидат в будущие наставники. И, наверное, даже слегка красив.
Великие мистики, как цинично! Почему она так думает? Противно самой.
Рука Рандира коснулась ее ладони, и Ванадис повернула голову к другу. Лицо эмпата вновь потемнело.
– Лучше бы я пошел с вами.
– Брось, патрулировать тоже кто-то должен, – горько улыбнулась волшебница и едва слышно прибавила: – И Орлану было бы куда тяжелее лишиться тебя.
Бруно кашлянул, Рандир покачал головой:
– Ванадис, ты права в практическом смысле. Но любая жизнь бесценна. Ни одна не может быть ценней другой. Эрлик-Хан, видимо, этого не понимал, а потому и стал тем, кто он есть сейчас.
Отсюда был виден Стоунхендж, и Рандир не сводил глаз с величественного строения, возле которого испокон веков располагалась их школа.
– Я не смог наблюдать за сражением, – услышала Ванадис проникновенный голос друга. – Что-то сильно мешало концентрации.
Лучше не спрашивай про этот кошмар, – в тон ему отозвалась девушка, чувствуя, как тают остатки расслабляющей неги. Стоп. Не хватало только раскиснуть снова. – Нам надо попросить наставника усложнить боевые тренинги, хоть я их и не особо жалую… Твой дух, которого ты отправил со мной, уничтожен, прости.
– Это единственное, что меня радует.
– А что показывают патрули?
– Я смотрел территорию от Британии до Средней Азии, – медленно отозвался Рандир, отворачиваясь от панорамы Стоунхенджа. – Пока все тихо в энергополе. И это не к добру...
– Ты имеешь в виду, что ловушка была частью глобального плана? – уточнила волшебница.
– Да. Я боюсь, что цель Эрлик-Хана сейчас – покончить с нашим учителем.
Пожалуй, сие уже становилось очевидным. И наставник тоже должен был это понимать, последняя провокация лишь дополнила общую панораму. Но почему именно Тарикат? Он являлся не единственным лидером сопротивления. А в месть как побуждающий мотив волшебница не верила.
– Почему ты так считаешь? – вздохнула Флора, не скрывая испуга. Пухлая, веселая девушка не стеснялась своих эмоций, за что Ванадис и уважала подругу, и одновременно не одобряла такую несобранность.
– В конце концов, именно Тарикат сумел разрушить планы Эрлик-Хана в России, – покивал Бруно. – Все-таки в логике этому гаду не откажешь.
Довольно мелочный повод. Нет, цель темного мага была какой-то другой, пока неизвестной. Очевидно, что он реализовывал свой чудовищный план «преобразования мира». Вот только какая стратегия стояла за его действиями? Понимал ли ее Тарикат? Бруно-то уж точно не понимал.
– В отличие от некоторых, – едва слышно дополнила последнюю фразу Ванадис, но друзья услышали ее.
Уши Бруно покраснели, и он уже собирался выпалить в ответ очередную порцию нелогичностей, как Флора быстро пресекла надвигающуюся перепалку:
– Значит, наш наставник встретился с Эрлик-Ханом! И сумел от него уйти.
– Орлан – крутой мужик! – добавил Бруно, видимо, чтобы хоть что-то сказать. – Бывший чемпион мира по кикбоксингу, это тебе не фунт изюма. А уж сколько магических турниров он выиграл!
В ответ Ванадис фыркнула, однако тяжесть атмосферы постепенно разрядилась. Волшебница опустила руки в серебристые струи фонтана – здесь был мощный выход энергии, целительной и для тела, и для души.
– Не обращай внимания, Бруно. Ванадис просто влюблена в него и скрывает это от самой себя, – Флора подмигнула рыжему другу.
– И эта любовь взаимна! – широко улыбаясь, добавил тот.
Волшебница фыркнула еще раз.
– Война не война, а у тебя, Флора, только амуры на уме! Ну как так можно, а? Думаешь этим улучшить мое душевное состояние?
Даже Рандир теперь едва заметно улыбался.
– А ты признайся, и мы прекратим!
Ванадис вздохнула. Думать об Орлане тем не менее было приятно, его энергия одновременно и успокаивала, и придавала сил.
– Наверное… мы просто чем-то похожи с Александром, понимаем друг друга. Но он не в моем вкусе. Его лицо вряд ли можно назвать красивым – тонкие черты, но как-то странно расположены относительно друг друга, а я, знаешь ли, эстет. Конечно, фигура у него божественная, кто бы спорил, но этого мало. И карие глаза я не люблю. А еще – у него уже появляются залысины! Так что – увы и ах!
Бруно уже ржал в полный голос. Но Флора не унималась:
– Подумаешь, залысины. Сорок лет и двадцать – не такая уж большая разница. Кто знает, что с тобой скоро будет, растолстеешь там, волосы выпадут после родов…
Ванадис с трудом подавила желание стукнуть подругу по аджна-чакре. Однако в чем-то Флора была права: девушка по-своему любила своего наставника. Но она просто знала, что он принадлежит не ей, а она не ему.
– Смейся-смейся, подружка! Потом обзавидуешься, когда я найду свой идеал!
Рандир, как всегда, встрял в разговор очень вовремя:
– Хватит девочки. Вы что, моей смерти желаете? Как я представлю, что ты несешь, Флора, у меня даже волосы краснеют! Поэтому если ты не хочешь, чтобы твой друг походил на красноглазого кролика, давайте лучше сходим в город. Посидим в кафе, в конце концов. Пока такая возможность у нас еще есть!
– Начал за здравие, кончил – за упокой, – прокомментировала Флора.
Однако друзья единодушно ринулись вслед за Рандиром и, по дороге забежав переодеться, в молчаливом согласии поспешили к выходу.
Древнейшую в Британии тайную школу охраняла великая магия. За ней стоял бездонный источник Стоунхенджа, и потому еще никто и никогда не входил в стеклянную обитель без разрешения главы школы-ашрама, должность которого сейчас занимал Тарикат. Здесь они были в безопасности.
Символ солнца на лбах учеников ослепительно вспыхнул, когда те проходили сквозь хрустальные ворота.
– В Эймсбери? – уточнила Флора.
Ванадис кивнула, и молодые волшебники, взявшись за руки, настроились на пространственный канал. Групповая концентрация, как обычно, экспоненциально усилила магию – и уже в скором времени компания заходила в любимое кафе, пытаясь отбросить все тяготы и тревоги. Но в голове у Ванадис, словно эхо, звучало предчувствие: скоро все изменится, кардинально и навсегда.



@темы: Проза

Комментарии
2010-05-11 в 10:53 

Donnaley
Я прочитала, подумаю, потом скажу. Сейчас скажу по технике... есть некоторая неточность в фразах ( на мой вкус).
Каждому приходится чем-то жертвовать. Для кого-то это средство достигнуть желаемого, для кого-то – просто выжить. Гамбит?)))
Но побери их вся цепочка ученической преемственности, начиная с Талиесина и заканчивая Тарикатом, если жертва сейчас не становится чересчур большой! По-моему цепочке "побрать" звучит неуклюже. Ты же умеешь филигранно оттачивать фразы.
его ладонь показалась теплой, даже огненной как-то не сочетается "теплой" и "огненной". Может... ладонь показалась горячей, почти огненной.
И, наверное, даже слегка красив. Я понимаю, что в этой фразе ты хочешь показать равнодушное отношение героине к красоте данного персонажа. Но простая холодная констатация факта: типа... и красив, вызывала бы желаемое впечатление. Но если настаиваешь на слове "наверное", то "слегка" - точно перебор.
И отрывок закончился, а так и не было рассказано о том, что же конкретно произошло.

2010-05-11 в 11:20 

Emrys
I do not suffer from insanity - I enjoy every minute of it!
Спасибо, солнце, за коммент! :sunny:
Эта тема мне все мозги проела, пишу вот параллельно.

Ты же умеешь филигранно оттачивать фразы.
Если честно, часть текста (пара первых глав) была написана довольно давно, когда я собиралась это писать, а потом отложила. :shame: Часть новая.
"Но побери их все великие маги в цепочке ученической преемственности, начиная с Талиесина и заканчивая Тарикатом, если жертва сейчас не становится чересчур большой!" Лучше?
ладонь показалась горячей, почти огненной.
Согласна.
точно перебор
Ага, что-то я действительно унизила парня. :laugh:

И отрывок закончился, а так и не было рассказано о том, что же конкретно произошло.
Думаешь, нужны подробности? Это как бы непринципиально для повествования. Была ловушка, стычка и последующая за этим реакция.
Я хотела обозначить некую текущую ситуацию, расстановку сил, законы мира, некоторых главных героев. Герой Ритика, обещаю, появится в неожиданном свете. А Орлана я списала с Грюнера.
Что-нибудь про мир и героев скажешь? Про "злодея" и про магию пока мало, в следующей главе будет больше.

2010-05-11 в 21:24 

Yumi-Elena
что вы можете сказать о мире, о сюжете, атмосфере, героях и т.д.
Алена, извини, но я ничего толкового сказать не могу, т.к. это уж слишком для меня фэнтази. Если честно, я несколько запуталась в смене событий, имен и информации, поэтому пока не могу воспринять героев как таковых. Возможно, позже.
Безумно интересно прочитать момент появления героя Ритика. :rotate:

2010-05-11 в 21:56 

Donnaley
Думаешь, нужны подробности?
Мне кажется, Ален, нужны.Это хорошая возможность ввести в созданную реальность читателя. Какие-то подробности из мира в котором живут герои и с чем им приходится иметь дело. Хотя это твое решение. Можешь сделать это введение другим способом, постепенно раскрывая панораму мира.
"Но побери их все великие маги в цепочке ученической преемственности, начиная с Талиесина и заканчивая Тарикатом, если жертва сейчас не становится чересчур большой!" Лучше?
Да, лучше. хотя я бы остановилась просто на магах.)))
По содержанию скажу, что ты верна теме. Видимо это тебе действительно важно. Сюжетные ходы похожи, но кто этим не грешит. Опять каккое-то закрытое общество, только теперь волшебников. Посмотрим как ты дальше вышивку украсишь)))
Буду ждать.

2010-05-12 в 09:31 

Emrys
I do not suffer from insanity - I enjoy every minute of it!
Юми, спасибо, что прочитала! :sunny:

слишком для меня фэнтази. Если честно, я несколько запуталась в смене событий, имен и информации, поэтому пока не могу воспринять героев как таковых.
Да, это фэнтази чистой воды. Хотя я там все методики и магию постараюсь не отрывать от того, что есть в реале. Просто слегка усложняю.
А я думала, к индийским именам ты привычная!)) Но вообще да, тут много героев. Центральные - герой Ритика (его зовут Рам, Кришной он уже был :-D ), Ванадис, Александр, Рандир и еще одна героиня. Герой Ритика обстоятельно появится позже, уж сорри, так по сюжету выходит.
В этом романе мне хочется изнутри покопать психологию не только молодых людей, но и более взрослых.

Это хорошая возможность ввести в созданную реальность читателя. Какие-то подробности из мира в котором живут герои и с чем им приходится иметь дело. Хотя это твое решение. Можешь сделать это введение другим способом, постепенно раскрывая панораму мира.
Лена, я понимаю, о чем ты. Просто скоро будет описываться еще одна большая битва - не хочется повторов. А с чем приходится иметь дело, из-за чего раздоры - это очень скоро раскроется, в следующей же главе. Пока просто описан факт, что есть противостояние между магами, связанное с миром обычных людей. Есть группы молодых магов под предводительством более опытных. Ибо магия тут не просто умение. как в мире того же Гарри Поттера, ей можно овладеть только за счет внутреннего роста, поэтому у них есть школы-ашрамы и духовный учитель плюс наставники.
хотя я бы остановилась просто на магах
Талиесин просто как бы историческое лицо, по крайней мере, персонаж из легенд. Это сразу намек на традицию для тех, кто это знает.
Сюжетные ходы похожи, но кто этим не грешит. Опять каккое-то закрытое общество, только теперь волшебников. Посмотрим как ты дальше вышивку украсишь
Это не закрытое общество, это отдельный мир - мир магов со своей экономикой и социальной организацией, просто они вынуждены пересекаться с обычными людьми, ибо делят ту же территорию с ними.
А сюжетные ходы - начало похоже, знаю. Но вообще сам роман будет сильно закручен вокруг экологии и Мест Силы. Что же касается глобальной проблематики - так у меня абсолютно все произведения или про изменение мира, или про изменение себя, или про то и другое одновременно! :D О другом писать мне просто не интересно.
Спасибо! Все скоро будет!

2010-05-12 в 18:37 

Donnaley
Будем ждать)))

2010-06-10 в 18:31 

VASNA9
стабильно профессионально.
отмеченные девчатами фразы ( требующие доработки) меня не напрягли и казались вписывающимися в общую стиллистику, а вот с лексиконом -грань гармоничности переходила иногда (немного перебрала с профессионализмами и терминами)

2010-06-11 в 22:23 

Emrys
I do not suffer from insanity - I enjoy every minute of it!
О, какие люди!!
Алла, спасибо за коммент и мнение, мне это очень важно! :jump4:

Насчет терминов, вот даже не знаю, что сказать. Как в фэнтези и фантастики без них? Постепенно подсовывать?

   

Творящие эстеты

главная